календарь подпроекты новости
Страны
Фильтр О ПРОЕКТЕ Участники СТАТИСТИКА

Величко Алексей Федорович

? – 8/9 января 1942

дата публикации: 2016-03-06последнее обновление: 2016-08-16

Капитан, командир 2-го батальона 595-го стрелкового полка 188-й стрелковой дивизии (11-я армия Северо-Западного фронта)

Совершил бессмертный подвиг в боях за Старую Руссу в дни наступления Северо-Западного фронта (январь 1942)

8 января 1942 г. батальон под его командованием ворвался в Старую Руссу (единственный из дивизии) и отбил у врага половину города. Двое суток батальон вел неравный бой, затем был окружен и погиб – не дождавшись подкрепления... 

Именем А.Ф. Величко названа одна из улиц Старой Руссы

«…ПРИНЯТО МНОЮ РЕШЕНЬЕ,
И НАЗАД НЕ ПОПЯТИТСЯ ВВЕРЕННЫЙ МНЕ БАТАЛЬОН!»

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ 

     

Мы слышим голос твой призывный, Русса,
И мы идем к тебе на помощь, Русса.
Покоя нет нам: ты в чужих руках…

П. Панченко 

 

 

 

 

Старая Русса… Древний, дивной красоты тихий курортный город…

В годы войны Старая Русса стала местом жесточайших боев. Немцы оккупировали Старую Руссу 9 августа 1941 года, когда наши оставили ее. Обозленные долгими боями за город, фашисты обрушили свою месть на жителей и военнопленных. Старая Русса содрогнулась от виселиц – местом массовых казней стал пустырь на Минеральной улице; на улице Володарского повесили сразу 25 человек, на другой – 70. Большинство из повешенных – молодежь и подростки, которым палачи предварительно выворачивали руки и ломали кости. Военнопленных красноармейцев согнали в спешно организованный концлагерь.

Старая Русса была очень важна для немецкого командования – ее называли «маленьким Берлином». Русса и Демянск были стратегически выгодными плацдармами для блокирования Ленинграда на его дальних подступах и наступления на Москву – это был «пистолет, направленный в сердце России». 

Всеми силами, во что бы то ни стало противник старался удержать Старую Руссу, поэтому город был укреплен исключительно. Враг возвел целых три линии круговой обороны. Ее основу составляли ДОТы и ДЗОТы, врытые в землю танки, бронеколпаки, многочисленные снайперские гнезда. Подступы к ним прикрывали минные поля и проволочные заграждения. Наблюдательные пункты, оборудованные в многочисленных церквях, давали хороший обзор, и противник в мощные цейсовские приборы видел каждый шаг, засекал каждый выстрел, каждый дымок костра и наносил по ним массированные огневые удары силами своих многочисленных орудий из глубинной обороны. В плотном кольце старорусских деревень разместились добротные немецкие гарнизоны. «Этот край останется немецким» – такая хвастливая надпись стояла на обложке изданного немцами альбома с иллюстрациями разрушенной Старой Руссы. 

Овладение Старой Руссой и окружение демянской группировки противника стало первостепенным делом Северо-Западного фронта. Штурм города требовал тщательной подготовки, огневой мощи, достаточного количества артиллерии, авиации, танков – всего этого у израненного фронта тогда не было. Задача была непосильной, это умом понимали почти все – и командиры, и бойцы. Но сердца, окрыленные недавним разгромом гитлеровцев под Москвой, ждали приказ о наступлении с величайшим нетерпением. Особенный подъем испытывали старорусцы, которых немало было среди бойцов фронта: «Ну, земляк, настал наш час. Ликуй: для воинских частей подбирают проводников из партизан, хорошо знающих парфинские и полавские болота, Старорусский район и Старую Руссу. Чуешь, о чем речь? Освобождать наш город пойдем».

Начало наступления силами 11 -й и 34-й армий было назначено на ночь с 6 на 7 января 1942 г.

6 января в штабе 188-й стрелковой дивизии, разместившемся в д. Лажины, состоялось совещание. «Сегодня в ночь выступаем в свой последний марш, – доложил комдив Т.И. Рыбаков. – На рассвете восьмого должны ворваться в Старую Руссу. Город будем брать штурмом. Наша 188-я стрелковая дивизия идет головной. Обходит опорные пункты врага по Ловати и Пола – Юрьево, Мануйлово, Федорково, Парфино – здесь крупные фашистские гарнизоны и сильно укрепленные населенные пункты. Они останутся у нас в тылу. Выбивать оттуда врага будут другие части – 182-я стрелковая дивизия генерала Фоменко и 180-я генерала Миссана. Наша задача – город. Завтра Рождество. 8-го на рассвете, не позднее шести утра, мы должны им устроить праздник наш. Головным в дивизии идет батальон капитана Величко, это 2-й батальон 595-го стрелкового полка. Командир опытный, смелый и решительный… Ему и доверена честь ворваться первому в город. В тыл кратчайшим путем поведет дивизию хороший знаток этих мест, наш Сусанин – Иван Васильевич Липатов. Он будет с батальоном Величко».

По промерзшим болотам в тыл врага пошли роты и батальоны. Вместе с другими соединениями 11-й армии 188-я дивизия по льду седого Ильменя и рек Пола и Ловать начала наступление в направлении Старой Руссы, до которой было 40 с лишним километров. 

Батальон капитана Величко выступил на два с половиной часа раньше остальных. Нагрузив на плечи пулеметы, минометы, одетые в маскхалаты красноармейцы по целине длинной цепью пробирались в глубокий тыл врага – 16-й армии группы «Север». Во главе колонны шли двое: 30-летний капитан – командир батальона Величко и проводник – старожил здешних мест, 67-летний крестьянин из д. Маята Полавского района Иван Васильевич Липатов. Комбата Величко хорошо знали и уважали в дивизии за храбрость и умелое руководство батальоном (до войны бывший рабочий одного из заводов Днепропетровска окончил командирские курсы «Выстрел»). Липатов, прекрасно знавший здешние места, уверенно вел батальон глухими тропами, сплошной цепью болот, волчьих ям и никогда не замерзающих трясин. Липатов и Величко вели батальон в бессмертие.

Несмотря на усталость, никто не отставал и не жаловался – бойцы знали, что в рассветном наступлении Северо-Западного фронта их части отведено ответственное место.

Иван Васильевич довел воинов до точно указанного места сбора частей 595-го полка – деревни Подборовье. В нескольких километрах, за кромкой леса, в зеленом огне прожекторов и ракет, светилась Старая Русса. 

Вместе с подошедшими 1 и 3 батальонами, в ходе короткого боя, бойцы Величко уничтожили застигнутый врасплох многочисленный немецкий гарнизон Подборовья.

Отдыхать не пришлось: был получен приказ развить наступление, перерезать железную дорогу и двигаться на Старую Руссу. К исходу дня 7 января в жестокой схватке батальон отбил участок железной дороги Старая Русса-Лычково и ночью двинулся на город. Тщательно маскируясь в редком кустарнике, в наступающем утре красноармейцы достигли пригородной деревни Бряшная Гора и с криком «ура!» ворвались в село. Впереди бежал капитан Величко, автоматным огнем расстреливая мечущихся по улице фашистов. Деревня была очищена, но комбат торопит своих бойцов вперед: Бряшная Гора – это уже окраина Старой Руссы, от городских улиц их отделяет заснеженное поле и соленый ручей Войе.

Батальон ворвался в город на рассвете 8-го января. Единственный из всей дивизии. Появление наших воинов на улицах Старой Руссы было полной неожиданностью: растерявшиеся гитлеровцы в панике выскакивали из домов в нижнем белье. А батальон очистил от противника ряд улиц, уничтожил склады горючего и боеприпасов на аэродроме, захватил курорт, развернул наступление на железнодорожный вокзал и депо и с боем овладел Красными («аракчеевскими») казармами на ул. Минеральной, где по данным партизанских разведчиков размещался концлагерь. За колючей проволокой воины увидели штабеля трупов и следы недавней кровавой расправы. Как оказалось, остатки пленных фашисты спешно вывели за город, на Волотовское шоссе, и там расстреляли – бойцы Величко с западной окраины услышали бешеный перестук пулеметов и автоматов…

Гитлеровцы, неся большие потери, оставив склады оружия, боеприпасов и продовольствия, отступили. 

Закрепившись в Красных казармах и в каменных зданиях на ближайших улицах, батальон занял круговую оборону. КП наскоро оборудовали в полуподвале конторы «Техника безопасности», перевязочный пункт – в монастыре. Радист передал по рации донесение комбата Величко: «Мы в Красных казармах, ведем разведку. С минуты на минуту ожидаем контратаку…»

– Назад – ни шагу, – приказал Величко. – Подмога идет!

Он еще не ведал, что подмоги не будет. Все попытки подразделений 595 и 523 полков 188-й дивизии пробиться в Старую Руссу оказались безуспешными. Тем временем противник отбил Бряшную Гору, и батальон Величко оказался в огненном кольце. Гитлеровцы бросили против батальона превосходящие силы – отборную дивизию СС «Рейх», которую поддерживала артиллерия.

– Будем стоять насмерть или прорываться к своим? – обратился к бойцам Величко.

– Будем стоять, – отвечали солдаты. 

Нескончаемый ожесточенный бой продолжался весь день восьмого, всю ночь и весь день девятого января. С исключительным мужеством, до последнего патрона бойцы сражались за каждый камень, за каждый клочок земли. Под огнем переносили в укрытие раненых. В рукопашном бою погибла блокированная противником группа бойцов батальона, среди которых был комсорг полка, младший политрук Евгений Барсук. Последней гранатой Барсук подорвал себя и окруживших его немцев.

После полудня 9 января вражеским снарядом был выведен из строя расчет пулемета на КП и немцы устремились на обороняющихся. Увидев это, Величко бросился к пулемету – и тут же упал, получив тяжелое ранение в живот. Военфельдшер Ваня Кроленков умолял комбата не двигаться, беречь силы, но Величко продолжал управлять боем. Невзирая на неимоверные страдания, он не менее часа выслушивал донесения с боевых позиций и умер с телефонной трубкой в руках, отдавая последний приказ своему начштаба лейтенанту Илье Шаповаленко: «… Держись… если не придет помощь… выходи у Бряшной Горы… мы сделали все… напиши родным…».

Последние выстрелы наших солдат смолкли глухой ночью с девятого на десятое января. Силы оказались слишком неравными. Подкрепление противнику – пехота, танки – шли со стороны Шимска, Волота, Холма, а окруженному в городе батальону помощи ждать было неоткуда. 

Фашисты захватили и подожгли дом, где находились санитары и раненые, в том числе капитан Величко.

Когда стало ясно, что удерживать Красные казармы более нет никакой возможности, командир дивизии полковник Т. И. Рыбаков приказал группами выходить из окружения. Лейтенант Шаповаленко, следуя приказу командира, с горсткой бойцов – 7 человек – вышел к своим между Бряшной Горой и Медниково. Это было в 5 часов утра 11 января. Выходя из города, Шаповаленко не знал, что в это же самое время в Старую Руссу каким-то чудом прорвался 114-й особый лыжный истребительный отряд из 84-й сд, спешивший на помощь батальону Величко. Страшная судьба ожидала лыжников: 12 января 1942 г. 30 уцелевших после ожесточенного боя советских воинов были заживо замурованы в бензохранилище льнозавода. 

Старую Руссу освободили только 18 февраля 1944 года. За два года боев за древний город ни одному подразделению не удалось повторить подвиг героического 2-го батальона под командованием Алексея Величко, за два дня боев 8-9 января 1942 отбившего у гитлеровцев добрую половину Старой Руссы, но попавшего в окружение.

Алексей Федорович Величко посмертно был удостоен ордена Красного Знамени, а улица Козьмодемьянская, по которой его батальон ворвался в Старую Руссу, с 1966 г. носит имя отважного комбата.

Они все так яростно защищали Родину, что порой им не доставало времени написать прощальные письма родным. Последние драгоценные минуты своей единственной жизни они тратили на честное выполнение приказа «Стоять насмерть!». Если бы так случилось, то последнее письмо капитана Величко, наверное, звучало бы так:

Лишь губами одними,
Бессвязно, все снова и снова
Я хотел бы твердить,
Как ты мне дорога…

Но по правому флангу,
По славным бойцам Кузнецова,
Ураганный огонь
открывают орудья врага.

…Мы четвертые сутки в бою,
Нам грозит окруженье:
Танки в тыл просочились,
И фланг у реки оголен…

Но тебе я признаюсь,
Что принято мною решенье,
И назад не попятится
Вверенный мне батальон!

…Ты прости, что письмо
Торопясь, отрываясь, небрежно
Я пишу, как мальчишка – дневник
И как штурман – журнал…

Вот опять начинается…
Слышишь, во мраке кромешном
С третьей скоростью мчится
Огнем начиненный металл?

… Пятый раз в этот день
начинают они наступление,
Пятый раз в этот день
поднимаю бойцов я в штыки,

Пятый раз в этот день
Лишь порывом одним вдохновения
Мы бросаем врага
На исходный рубеж у реки!

В беспрестанных сраженьях
ребята мои повзрослели,
Стали строже и суше
Скуластые лица бойцов…

… Вот сейчас предо мной
На помятой кровавой шинели
Непривычно спокойный
Лежит лейтенант Кузнецов.

Он останется в памяти
Юным, веселым, бесстрашным,
Что любил по старинке
Врага принимать на картечь.

Нам сейчас не до слез –
Над товарищем нашим
Начинают орудья
Надгробную гневную речь.

Но вот смолкло одно,
И второе уже замолчало,
С тылом прервана связь,
А снаряды приходят к концу.

Но мы зря не погибнем!
Сполна мы сочтемся сначала.
Мы откроем дорогу
Гранате, штыку и свинцу!..

Что за огненный шквал!
Все сметает… Я ранен вторично…
Сколько времени прожито:
Сутки, минута ли, час?

Но и левой рукой
Я умею стрелять на «отлично»…
Но по-прежнему зорок
Мой кровью залившийся глаз…

Снова лезут! Как черти,
Но им не пройти, не пробиться.
Это вместе с живыми
Стучатся убитых сердца,

Это значит, что детям
Вовек не придется стыдиться,
Не придется вовек им
Украдкой краснеть за отца!..

Я теряю сознанье…
Прощай! Все кончается просто…
Но ты слышишь, родная,
Как дрогнула разом гора!

Это голос орудий
И танков железная поступь,
Это наша победа
Кричит громовое «ура».

 

«Последнее письмо». Владислав Занадворов, поэт, убитый на войне...

 

Литература к статье:

1. Фарберов В. «Только вперед» // Новгородская правда. – 1968. – 11 сент.
2. На Северо-Западном фронте. 1941-1943. – М.: Наука, 1969. – С. 46, 253, 334, 339.
3. Именем героя названы: рекомендательный указатель литературы / сост. И.В. Терентьева; Новгор. обл. б-ка. – Л.: Лениздат, 1979. – С. 31.
4. Вязинин И.Н. Старая Русса. – Л.: Лениздат, 1980. – С. 98-100.
5. Киселев К. Стояли насмерть / К. Киселев, И. Вязинин // Ильменские зори: худож.-док. сб. – Л., 1983. – С. 140-153.
6. Шинкаренко Г.Н. Несущие факел. – М.: Воениздат, 1984. – С. 14, 127.
7. Вязинин И. «Мы идем к тебе на помощь, Русса…» // Вязинин И. «..Дети Отчизны одной». – Л.: Лениздат, 1989. – С.168-177.
8. Книга памяти. – Новгород: Кириллица. 1995. – С. 26-28. – (Российская Федерация. Новгородская область. Старая Русса и Старорусский район).

Приложения к материалу