Великий Новгород и Новгородская область

Плюшкин Федор Михайлович

7 февраля 1837 – 24 апреля 1911
Плюшкин Федор Михайлович

Потомственный купец, русский предприниматель 

Коллекционер предметов старины, владелец одной из самых больших частных коллекций в России 

Член городской управы Пскова, Потомственный Почетный гражданин Пскова, Почетный член Псковского археологического общества 

Уроженец г. Валдай, Новгородской губернии

Плюшкин против Гоголя
----------------------

 Каких только историй и легенд не живет в Валдае!

Одна из них о том, как проезжавшему через Валдай Пушкину бросилась в глаза вывеска здешних купцов Плюшкиных, вывешенная на одном из домов при въезде в город. Фамилия позабавила великого поэта, и он подсказал ее Гоголю, искавшему имя для персонажа «Мертвых душ».

Так появился в мировой литературе гротесковый образ скверного старика в лохмотьях, «прорехи на человечестве», который «ходил каждый день по улицам своей деревни, заглядывал под мостики, под перекладины и все, что ни попадалось ему: старая подошва, бабья тряпка, железный гвоздь, глиняный черепок, – все тащил к себе и складывал в ту кучу, которую Чичиков заметил в углу комнаты… после него незачем было мести улицу...».

С легкой руки Гоголя фамилия достопочтенных валдайских купцов стала нарицательной и пошла гулять по свету олицетворением скупости и патологического накопительства.

Роман-поэма «Мертвые души» была написана в 1835 году (опубликована в 1842 г.). А через два года, словно бы для того, чтобы реабилитировать достойную купеческую фамилию, а заодно и облагородить идею собирательства, в семье валдайских купцов Плюшкиных родился мальчик, которому суждено было стать одним из самых известных российских коллекционеров.

Будущее Федора Плюшкина, наследника крепкого купеческого бизнеса, обещало быть надежным и безбедным: семья Плюшкиных вела торговые дела в Новгороде, Валдае, Пскове, Дерпте, Риге и даже в Индии. Отец мечтал дать сыну университетское образование…

Все рухнуло в одночасье: в 1848 году от холеры умер отец, а мать не смогла удержать в руках семейное дело. И 11-летний Федор пошел в услужение к родным дядьям, державшим лавочную торговлю в Валдае. Дядьки были угрюмы и драчливы, сироту-племянника не жалели: тот метался в лавке на побегушках, убирал двор, бегал в трактир за кипятком, разносил товар по городу. Образование маленького Феди ограничилось курсом городского училища.

А потом подросшего племянника отдали в «дело» в Москву, к знакомому купцу Бутикову. Тому понравился усердный, расторопный и исполнительный валдаец, к тому же весьма начитанный и культурный. Купец перевел Федора в приказчики, и с удовольствием посвящал его в «тайны ремесла».

Внутрисемейные ссоры Бутиковых вскоре вынудили юношу вернуться к родственникам, которые к тому времени перебрались в Псков. В их трехэтажном доме на углу Сергиевской и Петропавловской находились магазины, номера для приезжающих и театр. Именно здесь, в день своего 22-летия, Федор Плюшкин открыл свое собственное дело – галантерейную лавку. А когда через 8 лет дом сгорел дотла в пожаре, построил на его фундаменте новый, собственный дом и навсегда осел во Пскове. В этом городе он прошел путь от мелкого розничного торговца до крупного оптовика, купца 2-й гильдии.

Дела шли хорошо, и у молодого купца, помимо торговли всегда тяготевшего к книгам, истории и культуре, появилось время взглянуть за горизонты своего магазина…

1870-е годы в Пскове были отмечены бумом археологических открытий, следствием чего стали возросший интерес к истории города и мода на коллекционирование древностей среди дворян, купечества, духовенства. Интерес к собирательству предметов старины зародился и у молодого купца Плюшкина. Он много читал, выписывал из столицы журналы по истории и археологии. В 33 года Федор Плюшкин был принят в члены престижного губернского Археологического общества. Коллекционирование постепенно стало основным делом его жизни и привело к созданию обширной частной коллекции.

Чего здесь только не было: иконы, древняя церковная утварь, церковнославянские рукописи, старопечатные книги, древние грамоты, русская одежда, старинное оружие, живопись и рисунки, гравюры, лубочные картины, автографы писателей и государственных деятелей, редкие монеты, медали, печати города Пскова, масонские знаки, почтовые марки, часы, столовое серебро, ювелирные изделия, фарфор. Плюшкин собирал все: великое и малое, реликвии и пустяки: курительные трубки, кошельки, веера, табакерки, пуговицы, ключи, монеты, весы, кухонную утварь…

Собрание свое Федор Михайлович хранил в собственном доме. На первом этаже был магазин, на третьем – жила семья, а для коллекции было выделено 9 комнат на втором этаже. Сюда хозяин охотно пускал посетителей, и вскоре его частный музей стал самым популярным местом в городе. Люди застывали в изумлении от обилия сокровищ в комнатах, где «каким-то чудом столпились все века и страны, все цивилизации, от древнеперсидской до торопецкой и валдайской». Так Федор Михайлович Плюшкин стал еще и основателем музейного дела в Пскове.

К концу жизни его коллекция, собиравшаяся 40 лет, насчитывала более 1 миллиона предметов, и считалась 3-й России и 11-й в мире – не только по количеству, но и по значимости. Говорят, что когда Федору Михайловичу сообщили об этом, он разрыдался: «Подумать только, ведь начинал коробейником...». 

Член городской управы Пскова, его потомственный Почетный гражданин, Почетный член Псковского археологического общества, известный не только в России, но и в Европе коллекционер Федор Михайлович Плюшкин умер в апреле 1911 года.

К наследникам купца зачастили иностранные антиквары с заманчивыми предложениями. Но Федор Михайлович еще при жизни высказывал твердое желание, чтобы коллекция осталась в переделах Отечества и не была распродана по частям. Родственники (не без умысла поправить свои финансовые дела) предложили русскому правительству выкупить ее полностью за 350 тысяч рублей (это примерно 250 миллионов нынешних рублей). Сумма была огромной, и для оценки собрания Плюшкина дирекцией императорских музеев в Псков была отряжена представительная комиссия искусствоведов.

Работа комиссии осложнялась тем, что Федор Михайлович никогда не вел описи своей коллекции, а вещи не были атрибутированы. Вердикт комиссии был таков: коллекция не профессиональна, исключительно ценные предметы (живопись Верещагина, Венецианова, Айвазовского, Шишкина, Пуссена; автографы Пушкина, Гоголя, Суворова, личные вещи Наполеона Бонапарта, старопечатные книги, нумизматическая коллекция и др.) соседствуют с курьезными безделушками, не имеющими никакой художественной ценности. Некоторые эксперты даже позволили себе помянуть недобрым словом гоголевского персонажа, назвать музей Федора Михайловича Плюшкина «лавкой старьевщика», а его собирательскую деятельность – «трогательным крохоборством».  

Члены комиссии единодушно высказались против приобретения собрания целиком: предлагалось оставить коллекцию в Пскове, как уникальное и вместе с тем «характерно провинциальное собрание, ценное именно в своем единстве».

Точку в этих спорах поставил в 1913 году Николай II, полностью купив коллекцию за 100 тысяч рублей. Сохранить в целости уникальную коллекцию псковского купца не удалось: лучшие экспонаты были отправлены в Русский музей, Эрмитаж, а остальные были распределены по разным музеям. В Пскове осталась лишь небольшая часть собрания, около 7500 единиц – литографии, миниатюры, картины, фотографии, книги, мебель, предметы быта.

Судьба псковской коллекции оказалась трагичной. Часть предметов пропала во время революции – сын Плюшкина Сергей, как белый офицер, был расстрелян псковскими коммунистами. В первые дни Великой Отечественной войны из коллекции Плюшкина были эвакуированы только восемь живописных работ. Все остальное осталось в оккупированном городе и было вывезено немцами. После войны из Германии вернули лишь часть коллекции. 

Сегодня известно местонахождение примерно 10 % плюшкинского собрания – это 100 тысяч экспонатов.

Прошло время. Предметы, которые во времена Ф.М. Плюшкина рассматривались как тривиальный «хлам» из повседневной жизни, спустя сто лет стали музейной востребованностью. Лишь время обнаружило мудрость псковского собирателя, будто предвидевшего, что все эти почтовые открытки, часы, веера, трактирные фаянсы когда-нибудь тоже станут историей, и расскажут потомкам об ушедшей жизни, укладе русской провинции.

В 1996 году, к 85-летию со дня смерти Ф.М. Плюшкина, правнук коллекционера Сергей Андреевич Плюшкин, доктор технических наук, профессор, академик Инженерной академии РФ, вместе с псковским краеведами и музеем организовал выставку сохранивших предметов из коллекции. А еще издал книгу о своем знаменитом предке, которая называется «Совсем не тот Плюшкин».

В 1996 и 2007 гг. выставка экспонировалась в Валдае. На родине коллекционера Плюшкина ее встретили очень трогательно. Многие из посетивших выставку валдайцев, в знак продолжения дела своего земляка, выразили горячее желание увеличить экспозицию. И понесли в музей вещи второй половины XIX века, до того безнадежно пылившиеся в подвалах и на чердаках. Среди них оказались: старинные журналы, ключ необычной формы, изящная тонкая пелерина в прекрасной сохранности, пожелтевшие фотографии, на которых запечатлена история нескольких поколений валдайских семей. И подкова – на счастье!

Приложения к материалу

  • Могила Ф.М. Плюшкина на Дмитриевском кладбище Пскова. На памятнике надпись: «Плюшкины Мария Ивановна 1907 г. Федор Михайлович 1911 г.». Источник изображения: Псков через века: памятники Пскова сегодня. – СПб.: Ферт, 1994. – С. 203.

    Могила Ф.М. Плюшкина