календарь подпроекты новости
Страны
Фильтр О ПРОЕКТЕ Участники СТАТИСТИКА

Кузнецов Виктор Иванович

27 апреля 1913 – 22 марта 1991

дата публикации: 2015-11-20последнее обновление: 2017-10-21

Один из создателей ракетно-космической техники СССР

Выдающийся советский ученый в области прикладной механики и автоматического управления. Основатель отечественной школы гироскопического приборостроения

Доктор технических наук, академик Академии наук СССР; лауреат Ленинской, двух Сталинских и трех Государственный премий СССР

Среднюю школу окончил в г. Боровичи Новгородской области. Трудовой путь начал в 1930 г. электромонтером на боровичском комбинате «Красный керамик»

НА ВСЕХ РАКЕТАХ КОРОЛЁВА СТОЯЛИ ГИРОСКОПЫ КУЗНЕЦОВА

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Почти все, что создавалось в ракетной и космической технике Советского Союза, связано с именем Виктора Ивановича Кузнецова. В.И. Кузнецов – соратник Королева, один из шести Главных Конструкторов ракетной техники – того самого легендарного Совета Главных, который стоял у руля нашей космонавтики в самые ее золотые годы. Основоположник создания гироскопической техники для ракетно-космического оборудования в СССР, создатель конструкторской школы гироскопов.

Разработанные им приборы, подобно компасу, помогают космическим кораблям и ракетам сориентироваться в безвоздушном пространстве и управляют летательным аппаратом автоматически, без участия человека и связи с командным пунктом управления. Без них не обходится ни одна космическая операция: гироскопы Кузнецова раскручиваются еще на земле и работают до конца космической задачи – до возвращения космонавтов на Землю, до пробы лунного грунта, до фотографии ядра кометы Галлея и пр.

Гироскоп – внешне совсем не эффектный прибор, напоминающий детскую игрушку волчок (юлу) с ее упорством сохранять положение своей оси и сопротивляться всякому отклонению. Но для того, чтобы пройти путь от детской игрушки до простейшего гироскопа, а от него – до морского гирокомпаса и космической гиротехники, потребовалось время, отмеченное ослепительными успехами и жесточайшими неудачами, унесшими сотни жизней. И, конечно же, потребовался талант и самоотверженный, упорный труд людей, подобных Виктору Ивановичу Кузнецову.

Он родился 14 (27) апреля 1913 года в Москве. Отец его был человеком непоседливым и талантливым, с кипучей энергией осваивавшим самые невероятные профессии и сферы деятельности. В 1920-х гг. судьба занесла старшего Кузнецова в Новгородскую губернию, в город Боровичи, где он занялся промкооперацией. Сын ездил с ним, подрастал и постигал мир. 

В Боровичах Виктор окончил среднюю школу. Трудовой путь начал в 1930 г. на боровичском комбинате «Красный керамик» помощником электромонтера. Шла «индустриализация» страны, и на глазах Кузнецова предприятие набирало мощь, превращаясь в один из крупнейших в Европе комбинатов, выпускающий огнеупоры для металлургии и антикоррозийную облицовку.

– Вы даже не можете себе представить меру нашей бедности в те годы, – вспоминал Виктор Иванович. – Ни проводов, ни гвоздей, ни инструмента не было. Мы сами делали молотки, отвертки, зубила. Потом откуда-то привезли замечательные шведские плоскогубцы, на всю жизнь их запомнил... Монтеры наши имели образование 3-4 класса. Я после школы считался корифеем, меня выбрали бригадиром, даже поручили рассчитать трансформаторную подстанцию. И рассчитал! И она работала! Но потом нам прислали парнишку-техника, и я понял, что ничего не знаю, что надо учиться.  

В 1933 году Виктор Кузнецов поступил в Ленинградский индустриальный институт (позднее Политехнический институт имени М.И. Калинина) на специальность «Котлы». Но на 2 курсе ему попалось на глаза объявление об организации на инженерно-физическом факультете новой группы «Расчет и конструкция летательных аппаратов». И он решился перейти туда, не догадываясь, что эта новая область науки и техники станет его судьбой.

Преддипломную практику Кузнецов проходил на приборостроительном заводе № 212 Наркомата судостроительной промышленности СССР в Ленинграде. Толкового парня там приметили, и в 1938 г., после окончания института, пригласили на завод. Он был назначен инженером-исследователем в заводское КБ, которое трудилось над созданием отечественных гироскопических систем для кораблей ВМФ. Стране нужен был сильный флот, оснащенный хорошими приборами. Своих приборов не было. Гирокомпасы приходилось покупать у американцев и немцев за астрономические суммы. Чтобы избавиться от этой зависимости, завод и КБ работали в бешеном темпе, без выходных дней. Консультантом КБ был великий корабел Алексей Николаевич Крылов (тот самый, который во всех советских анкетах писал поперек листа: «Полный адмирал флота Его Императорского Величества Государя императора Николая Александровича!»). И перед началом войны задача оснащения нашего флота гирокомпасами отечественного производства была решена. 

Молодого инженера Виктора Кузнецова заинтересовала еще одна проблема – стрельба при качке. Для создания системы, как бы выключающей качку при стрельбе, Кузнецов усовершенствовал уже имевшуюся, использовав авиационный прицел. В октябре 1939 г. кузнецовская система была установлена на пушках главного калибра крейсера «Киров» (уже во время войны, «за повышение эффективности стрельбы корабельной артиллерии», В.И. Кузнецов был удостоен Сталинской премии).

В 1940 г., несмотря на его протесты и желание продолжать свои разработки в Ленинграде, В.И. Кузнецов был переведен в Москву и назначен начальником гироскопического отдела в НИИ. Через полгода, по поручению Наркомата внешней торговли, он был отправлен в командировку в Германию – принимать приборы управления прожекторами, стрельбой пушек и торпед на крейсере, который немцы строили для нас за пшеницу и масло. Там Виктора Ивановича застало начало Великой Отечественной войны. 22 июня на пороге его комнаты в пансионе появилась не горничная с кофе, а трое в штатском, объявившие: «Война. Мы бомбили Киев, Минск, Одессу».

10 дней Кузнецова держали в Моабитской тюрьме и лагере Блянкефельд: гитлеровцы не хотели выпускать талантливого инженера. Но из Москвы в адрес германского МИД было сообщено, что персонал немецкого посольства будет выпущен из СССР только после освобождения советских технических специалистов. Благодаря этому В.И. Кузнецов был освобожден, и в августе 1941 года, вместе с персоналом посольства, через Югославию и Турцию, вернулся в СССР. Его институт был уже эвакуирован в Свердловск, куда срочно выехал и Кузнецов. На Урале он сдружился с танкистами и сделал очень хороший стабилизатор для танков, с которым танк полном ходу давал девять попаданий из десяти (вместо прежнего показателя один из тридцати). Это было его главной военной работой. 

С 1943 года В.И. Кузнецов работал в специальном конструкторском бюро Наркомата судостроительной промышленности СССР: начальник отдела гиростабилизации, заместитель начальника конструкторского бюро, главный конструктор гироскопических приборов. На этих постах в годы Великой Отечественной войны проделал огромную работу по созданию и совершенствованию гироскопической техники для приборов управления артиллерийской стрельбой советских боевых кораблей. Многие его приборы были внедрены в производство и немедленно устанавливались на кораблях, отлично зарекомендовав себя в боевых действиях. 

За несколько дней до Победы майору Кузнецову приказано было вылететь в Германию – изучать немецкую ракетную технику, в том числе приборы управления ракетами ФАУ-2. Вернувшись в Москву, он доложил в своем Наркомате о результатах поездки и услышал, что его исследованиями заинтересовались ракетчики. В августе 1945-го Кузнецов снова улетел в Германию. В самолете к нему подсел плотный черноглазый подполковник: «Давно хотел с вами познакомиться». И крепко пожав руку, представился – Королев... 

С 1946 года Виктор Иванович Кузнецов – верный соратник Главного конструктора, член легендарного королёвского Совета Главных конструкторов, отвечающий за гироскопические приборы и  системы для ракетно-космической техники. Под руководством В.И. Кузнецова создавались гироприборы для систем управления первых советских ракет Р-1, Р-2, Р-5, Р-7, межконтинентальных баллистических ракет Р-16, Р-36, УР-100 и их многочисленных модификаций. Эти высокоэффективные гироприборы позволили отказаться от радиоуправляемых систем и перейти на полностью инерциальный принцип управления движением ракет. Гироскопы Кузнецова стояли на ракетах, выведших в космос первый спутник земли и космический корабль «Восток-1» с первым космонавтом Ю.А. Гагариным. 

С 1956 года и до последних дней жизни Виктор Иванович трудился в НИИ-944 (ныне ФГУП «Научно-исследовательский институт прикладной механики имени академика В.И. Кузнецова»). В 1960-е и 1970-е годы коллектив под его руководством создавал гироскопическое оборудование для советских автоматических межпланетных станций, совершивших полеты к луне, Венере, Марсу, для орбитальных космических станций типа «Салют» и «Мир», ракетно-космической системы «Энергия-Буран». 

Виктор Иванович Кузнецов – доктор технических наук (1958 г.), автор научных трудов по системам инерциальной навигации и автономного управления. Профессор (1973) , член-корреспондент Артиллерийской академии наук (1949г.); с 1958 года - член-корреспондент, с 1968 года - академик Академии наук СССР; с 1991 года - действительный член Международной академии аэронавтики. Лауреат Ленинской премии (1957), двух Сталинских премий (1943, 1946), трех Государственных премий СССР (1962, 1967, 1977). 

Дважды был удостоен звания Героя Социалистического труда: за заслуги в деле создания дальних баллистических ракет (1956 г.) и за выдающиеся заслуги в запуске первого в мире космического корабля с человеком на борту (1961). Награжден тремя орденами Ленина (1956, 1973, 1983), орденом Октябрьской Революции (1971), двумя орденами Трудового Красного Знамени (1963, 1975), медалями.

На сегодняшний день изобретенные им приборы обеспечивают ядерную безопасность России. 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Несмотря на высокие звания и многочисленные регалии, Виктор Иванович Кузнецов был очень скромен, умел дружить.

Вот как вспоминает журналист и писатель Ярослав Голованов: «Мне часто доводилось видеть Виктора Ивановича. В узком кругу друзей его называли «Витя-крошка» – он был самым высоким из всех Главных. И, наверное, самым молчаливым. Не помню, чтобы он давал кому-нибудь интервью. И вообще не помню, чтобы кто-нибудь держался на космодроме скромнее Кузнецова. И на заседаниях Государственной комиссии, и в монтажно-испытательном корпусе, и на наблюдательном пункте в своей вечной кожаной куртке всегда сидел он или стоял чуть в сторонке, редко принимая участие в общих разговорах».

Новгородские Боровичи, давшие ему путевку в жизнь, Виктор Иванович помнил всегда. Долгие годы переписывался с другом юности боровичанином Сергеем Павловичем Никитиным. Виктор Иванович дорожил воспоминаниями о заводской юности в Боровичах, и в одном из своих последних писем просил друга прислать какие-нибудь фото их молодости. И Никитин отправил в Москву фотографию, где будущий Главный конструктор запечатлен на столбе у конторы комбината «Красный керамик», в монтерских «когтях» и ремнях, весь увешанный телефонными проводами... 

Приложения к материалу