календарь подпроекты новости
Страны
Фильтр О ПРОЕКТЕ Участники СТАТИСТИКА

Бегельдинов Талгат Якубекович

5 августа 1922 – 10 ноября 2014

дата публикации: 2016-09-30последнее обновление: 2016-10-02

Герой Великой Отечественной войны, дважды Герой Советского Союза, выдающийся летчик-штурмовик

Участник боев на Новгородской земле 

В феврале 1943 г., в ходе боев по ликвидации Демянского котла, в небе над Старой Руссой впервые в истории авиации на штурмовике сбил истребитель противника, открыв новую тактику в штурмовой авиации

Участник Парада Победы 24 июня 1945 г.

Генерал-майор авиации, национальный герой Республики Казахстан

В ЕГО ЧЕСТЬ КАЗАХИ НАЗЫВАЛИ СЫНОВЕЙ 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В ряду грозного Оружия Победы – легендарного оружия и военной техники, сокрушившего боевую машину Вермахта – стоит и штурмовик Ил-2, самый массовый самолет войны. Его называли «летающим танком», «черной смертью». Но таким грозным оружием Ил-2 делали не только конструкторы, но и те, кто воевал на нем, как писали немцы, «от души и с отчаянной храбростью» – пилоты и стрелки штурмовых авиаполков ВВС Красной армии. Летчики любовно именовали Ил-2 «горбатым» – не только за характерную форму фюзеляжа, но еще за живучесть, выносливость, за то, что «Илы» на своем горбу войну вынесли. 

Штурмовики с вражескими самолетами в небе не сражались. Их задача была – под прикрытием истребителей уничтожать бомбовыми ударами вражеские наземные объекты: мосты, траншеи, эшелоны, танки, артиллерийские орудия, пехоту. Чудеса храбрости и выносливости показывали летчики-штурмовики, верша свою адскую работу. 

А однажды случилась и вовсе невероятная история. В феврале 43-го года, в ходе боев по ликвидации Демянского котла, в небе над Старой Руссой 20-летний летчик Талгат Бегельдинов, имевший всего 6 боевых вылетов, впервые в истории авиации на штурмовике сбил истребитель противника, открыв новую тактику в штурмовой авиации.

Вот как сам Талгат Якубекович Бегельдинов, Дважды Герой Советского Союза, вспоминает этот бой: 

«Дело было так. Под прикрытием восьми истребителей, «маленьких», как их называли, мы вылетели на деревню Глухая Горушка, это под Старою Руссой. Задание было несложное: атаковать артиллерийские позиции противника и левым разворотом через болото выйти за реку Ловать, на территорию, уже занятую нашими войсками. Набрали высоту полторы тысячи метров и пошли. На подходе к цели ведущему, майору Русакову, по радио доложили с КП (вот оно, легкое задание), что над целью находятся до шестидесяти истребителей противника на трех ярусах. Притом истребители противника верхнего яруса сразу же вступили в бой с нашими ястребками, которые нас прикрывали. Немцы с ходу сбили три машины первого звена. Погиб штурман полка Русаков, прекрасный человек. Крайнее левое звено атаковало цель и, петляя по перелескам, ушло. Наша тройка осталась одна. Ведущий, старший сержант Петько, подал по радио команду приготовиться к атаке. В момент атаки он и левый ведомый Шишкин были сбиты. Я остался один, атаковал, как было приказано, эту самую Горушку и вышел на бреющем полете к болоту. Тут впереди, справа от фюзеляжа, прошла пулеметная трасса. Пока я соображал, что к чему, еще одна трасса прошла прямо над фонарем. Я стал маневрировать, стараясь уйти на свою территорию. Думаю, если собьют над нашей территорией, то хоть похоронят по-человечески. А немец прилипчивый попался, не отстает. Даже шасси выпустил, чтобы скорость уменьшить. У «Ила» ведь радиус виража меньше, и тут-то я на одном из виражей его подловил. Всадил хорошую очередь ему в брюхо, и он клюнул носом в нашу землю. А я ушел. А грешным делом подумал: а может, я своего сбил? (тогда слухи ходили, что наши летают на немецких самолетах). Пойду, думаю, посмотрю. Развернулся. Летчик из кабины вылез, а к нему уже бегут наши солдаты. На плоскости упавшего самолета посмотрел – кресты. Кое-как дотянул до своего аэродрома. У моего Ил-2 были повреждены руль поворота и глубины, пробиты пулями водомаслорадиаторы. Доложил о бое, о пяти сбитых. О сбитом «мессершмитте» говорить не стал. Утром командир полка вызывает: «Ты, такой-сякой, вчера бомбы куда бросил?» – «Точно на цель». – «Уверен? А почему тебя к командиру дивизии вызывают?» – «Не знаю». А про себя думаю: «Все, пропал. Наверное, все-таки нашего завалил».

Каманин прислал за мной свой «Виллис». На командном пункте меня встречает адъютант, сержант. Думаю, если так встречают, значит, сильно не будут ругать. Зашел на КП. Мне предложили сесть. Возле окна сидели генерал-майор Каманин, в прошлом знаменитый полярный летчик, и два человека в штатском. 

- Это вы вчера летали на 13-м? – Я вскочил.

- Сиди, сиди. Вы сбили самолет?

- Фашистский же был самолет! – громко почти крикнул я.

Каманин даже засмеялся:

-Точно, точно, фашистский самолет.

 Я сразу успокоился.

- Расскажи, как получилось?

- Он пристал ко мне, атаковал, но не попал. Он хотел ко мне в хвост зайти, а я не даю. А когда перешел на нашу территорию, смелее стал. Думаю, разве ж я не могу стрелять? И за ним. Он за мной, я за ним. И поймал его на глубоком вираже.

Я рассказываю, а гражданские что-то пишут.

Каманин говорит: 

- Ты знаешь, кого ты сбил? Немецкого аса, который посбивал кучу самолетов во Франции, Польше и у нас. Между прочим, ариец очень расстроился, что его сбил молодой летчик с 6-ю вылетами за душой и к тому же «монгол», как он выразился. А вообще, вы, Бегельдинов, знаете, что сделали? Открыли новую тактику в штурмовой авиации. Оказывается, штурмовая авиация может драться с истребителями и может даже сбивать.

Я стою. Что я могу сказать?

- Я вас награждаю орденом Отечественной войны II степени.

Тогда этого ордена еще ни у кого не было, мы только из газет знали, что его учредили.

- Спасибо. Служу Советскому Союзу!

- Может, кушать хотите?

- Нет, нас там хорошо кормят.

- Ладно, езжайте в полк.

Вернулся в полк. Командир полка подзывает:

- А ну-ка иди сюда. Ты почему вчера не доложил, что фрица завалил?

 - Так вчера пять человек наших погибли, не до того было.

Он замолчал. – Ладно, иди.

На второй день в газете появилась моя фотография и статья «Штурмовик может драться с истребителем и даже сбивать!». Штатские, как оказалось, были журналистами».

Так бесхитростно рассказывать о своем подвиге может только уникальный летчик с уникальной военной биографией. Казахский мальчишка, родившийся в глухом ауле, где не то что самолета – автомашины в глаза не видели, в 16 лет поступает в аэроклуб, затем заканчивает два военных училища – летное и воздушно-разведывательное. На фронт Бегельдинов прибыл в январе 1943-го с летной характеристикой: «Техника пилотирования хорошая. Летать любит, в полетах не устает, трудолюбив, летных нарушений не имеет. В воздухе спокоен, летает уверенно». Подозрительное начальство, глядя на нескладного, щуплого новичка, ростом с метр шестьдесят четыре и совершенно не похожего на свое имя (Талгат – это красивый, видный), записывает его поначалу в «середнячки». Но Талгат Бегельдинов неутомим и бесстрашен, его мастерство штурмовых ударов и искусство маневра в воздушном бою вскоре становятся образцами для обучения молодых летчиков, а разведывательные полеты перед штурмовкой приносят ценнейшие сведения о противнике и новые обозначения на оперативных картах. А еще оказалось, что он знает тысячи способов, как обмануть смерть: безупречная тактическая грамотность, смелость и отвага в сочетании с точным расчетом и какое-то врожденное чутье позволяли молоденькому летчику не только безукоризненно выполнять боевые задания, но и выходить невредимым из самых безнадежных ситуаций. Это особенно впечатляло на фоне ужасающих, связанных со спецификой работы, потерь у штурмовиков!.

За полтора года летчик Бегельдинов дорастает до лучшего командира эскадрильи и звания Героя Советского Союза. В представлении на Героя особо отмечалось, что за время боевых вылетов, будучи ведущим группы, Бегельдинов не потерял ни одного летчика, отлично обеспечивает их подготовку и пилоты не имеют ни одного случая потери ориентировки и удара по своим войскам. «Почему никого не потерял? У меня вся эскадрилья специализировалась на разведке. Меня утром будят: «Бегельдинов, давай на разведку!» Я лечу один, без сопровождения, редко когда дадут пару истребителей. Зато я знаю, где по трассе стоят крупнокалиберные зенитки, где мелкокалиберные. Немцы редко по одинокому самолету стреляют – стараются раньше времени себя не обнаруживать. А я своим соколиным глазом замечаю, где стоит батарея. У меня была очень хорошая зрительная память – один раз увидел, сразу запомнил. У меня было правило никогда не заходить с главного направления, понятно, что там войск много, зениток куча. Старался заходить сбоку, с тыла, с второстепенного направления. Там, где меня не ждут. Атаковал, пока они очухаются, я уже до свидания. Все живы, все здоровы. Задание выполнено. Это подтверждается фотокинопулеметом и плановым фотоаппаратом. Если меня на пути на задание обстреляла зенитка, я никогда не возвращался обратно через зону ее обстрела. Лучше крюк сделаю, зато шансов остаться в живых больше. А иной поленится в такой ситуации, думает, авось проскочу, дома быстрее буду. А немецкие зенитчики тут его и ждут. Главное выдержать первый бой, не сдрейфить. Главное, чтобы целый пришел. А струсил – это болезнь затяжная. А закон войны суров: умри, а цель порази» (из интервью Т. Бегельдинова).

За все время войны, действуя на Калининском, Воронежском, Степном и Втором Украинском фронтах, Талгат Бегельдинов на своем Ил-2 совершил рекордное число (305!) боевых вылетов по уничтожению живой силы и техники противника. В апреле 45-го он первым из летчиков союзной авиации появился в берлинском небе, где на опасно малой высоте произвел разведку объектов вражеской столицы для уточнения карты Берлинской операции. А свой последний полет легендарный летчик совершил над Прагой 10 мая 1945 года. Именно ему доверили особую, «показательную» операцию – пролететь на бреющем полете всей своей штурмовой группой в составе 24 самолетов в полном вооружении над не принявшей капитуляцию эсэсовской дивизией. Звено за звеном самолеты с оглушительным ревом пролетали над головами эсэсовцев, которые тут же сложили оружие – без слов было понятно, что ждет немцев, если они не сдадутся. Это была последняя точка во фронтовой биографии Бегельдинова.

Дважды Героем Советского Союза гвардии капитан Талгат Бегельдинов стал в июне 1945-го, в двадцать три года. Достойным же завершением боевого пути стало участие прославленного летчика в Параде Победы на Красной площади. 

После войны Т. Бегельдинов окончил командный факультет Военно-Воздушной академии, летал на реактивных машинах. Одному из первых ему было присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР». В 1956 году по состоянию здоровья полковник Бегельдинов уволился из армии в запас.

Жил в Алма-Ате (теперь Алматы). Долгие годы работал в республиканской гражданской авиации, исключительно много сделал для создания ее прочной базы и развития. Окончил Московский инженерно-строительный институт. Строительством взлетно-посадочной полосы для реактивных самолетов в Алма-Ате, современных аэродромов в Акмолинске, Павлодаре, Актюбинске, Кустанае, Караганде и др. Казахстан обязан Т.Я. Бегельдинову. И не только: на посту заместителя управляющего трестом «Казстальмонтаж» Талгат Якубекович руководил возведением крупнейших в республике промышленных и культурных объектов, в числе которых Дворец республики в Алматы, здания Алматинского цирка и республиканской библиотеки.

Генерал-лейтенант авиации, национальный герой Республики Казахстан Талгат Якубекович Бегельднов ушел от нас совсем недавно, в 2014 году. Ему было 92 года, и он был последним Дважды Героем Советского Союза.

Талгат Якубекович Бегельдинов был Почетным гражданином Алматы, Астаны, Аркалыка. Его имя носят высшие военные учебные заведения в Актюбинске и Караганде; бюст героя установлен в Алма-Ате. В его честь в Казахстане не один мальчишка назван Талгатом. Но, несмотря на оглушительную известность и всенародную любовь, легендарный летчик никогда не болел «звездной болезнью» и всегда был радушно открыт для всех, кто хотел с ним встретиться – журналистов, историков, молодежи. Он удивительно хорошо и просто рассказывал о прошедшей войне – о своих боевых товарищах, о любимом Ил-2 под номерами 7 и 13, о памятной новгородской деревеньке Глухая Горушка, в небе над которой состоялся тот знаменитый бой, о том, как горел над Харьковом, и как всю войну спасала его бабушкина молитва… 

А еще прославленный ветеран, старый мудрый человек признавался: «Удивительно, но война с расстояния 70-ти с лишним лет, несмотря на все страдания, кровь, гибель боевых побратимов, смотрится светло. Мы ощущали тогда себя Гражданами с большой буквы. Людьми, от которых зависела судьба Родины». И становится понятно, почему мы победили в той войне.

 

…Фронтовая судьба! Что есть чище и выше на свете.
Ты живешь, ощущая всегда, как тебя обдает
Бескорыстный, прямой, удивительной ясности ветер
От винта самолета, готового в дальний полет.

Тот, кто раз ощущал его сердцем своим и душою,
Тот бескрылым не сможет ходить никогда по земле,
Тот весь век называет своею счастливой звездою
Пятикрылые звезды на синем, как небо, крыле.

И куда б ни пошел ты — он всюду проникнет и встретит,
Он могучей рукою тебя до конца поведет,
Беспощадный, упрямый в своем наступлении ветер
От винта самолета, готового в дальний полет.

Ты поверь мне, что это не просто красивая фраза,
Ты поверь, что я жить бы, пожалуй, на свете не мог,
Если б знал, что сумею забыть до последнего часа
Ветер юности нашей, тревожных и дальних дорог.

А когда я умру, и меня повезут на лафете,
Как при жизни, мне волосы грубой рукой шевельнет
Ненавидящий слезы и смерть презирающий ветер
От винта самолета, идущего в дальний полет.

Л. Шершер. «Ветер от винта»

Литература к статье

• Корнилов Б. В небе Берлина // Ленинское знамя. – 1970. – 9 мая. 
• Молодые герои Великой Отечественной войны. – М.: Мол. гвардия, 1970. – С. 76. – (ЖЗЛ). 
• Корнилов Б. Вираж над Берлином // Новгородский комсомолец. – 1970. – 16 июля. 
• Синицын А. На боевом курсе // Люди бессмертного подвига: очерки о дважды, трижды, четырежды Героях Советского Союза. – 3 изд., испр. и доп. – Кн. 1. – М.: Политиздат, 1973. – С. 78-89. 
• Попов В. Было дело под Старой Руссой // Новгородская правда. – 1974. – 28 мая. 
• Митрофанов А. С «молнией» на борту // Старорусская правда. – 1974. – 5 дек. 
• Советская военная энциклопедия. – Т. 1. – М.: Воениздат, 1976. – С. 415. 
• Корнилов В. Первый в истории авиации // Новгородский комсомолец. – 1982. – 23 окт. 
• Сто сталинских соколов в боях за Родину. – М.: Яуза-Эксмо, 2005. – 640 с. 
• Драбкин А. Я дрался на Ил-2. – Кн. 2. – М.: Яуза:ЭКСМО, 2011. – С. 5-14. 
• Скрижалин В. В небе он был неустрашим // Красная Звезда. – 2013. – 6 сент.(№ 161). – С. 14-15.

Приложения к материалу