календарь подпроекты новости
Страны
Фильтр О ПРОЕКТЕ Участники СТАТИСТИКА

Константинова Тамара Федоровна

7 ноября 1919 – 28 июля 1999

дата публикации: 2017-05-15последнее обновление: 2017-11-07

Герой Советского Союза. Летчик-штурмовик, ст. лейтенант

Штурман, зам. командира эскадрильи 999-го штурмового Таллиннского ордена Суворова авиаполка (277-я ШАД, 1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт)

Начинала воевать на Волховском фронте водителем грузовика, подвозила снаряды на передовую под Новгородом. Затем была направлена в 386-й полк легких ночных бомбардировщиков, базировавшийся на новгородской земле

Уроженка Тверской обл. Жила в г. Воронеже

«ЭХ, «ИЛЬЮША», МОЙ ДРУЖОЧЕК, ШТУРМАНЕМ ЕЩЕ РАЗОЧЕК!»

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эти сточки из фронтового фольклора пели-приговаривали девочки-летчицы, забираясь в кабины тяжелых «Илов». Женщин-штурмовиков в годы войны было немного – мужчины жалели их и старались оградить от этого «смертного» вида авиации. Но все же самые отчаянные прорывались к «Илам» – боевым машинам поля боя, и в воздухе, стиснув зубы, зорко вглядывались вниз, обнаруживая и сметая бомбовыми ударами с лица земли все, что мешало пехотинцам бежать в атаку. Из 30 женщин-пилотов, удостоенных в годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза, только 2 представительницы штурмовой авиации – легендарные Анна Егорова (Тимофеева) и Тамара Константинова. Обе землячки, уроженки древней тверской земли.

Тамара Федоровна Константинова – она еще и наша, потому что начинала свой путь на войне у стен Новгорода.

Тамара Константинова родилась 7 ноября 1919 в д. Нигерево (ныне Лихославльского района Тверской области). В 1925 году семья перебралась в Тверь. После смерти отца единственной кормилицей большой семьи была одна мать. Старшие – Тамара и Владимир, как могли, помогали ей. В Калинине (так стала называться Тверь после 1931 г.) Тамара окончила школу-девятилетку. Однако начинать самостоятельную жизнь ей пришлось в г. Скопине Рязанской области – там Тамара поступила в горный техникум. Стипендии не хватало, и девушка устроилась преподавателем начальных классов в одной из школ города. Именно в Скопине Тамара впервые села за штурвал самолета: вместе с друзьями-комсомольцами она пришла в местный аэроклуб и стала осваивать премудрости летного дела. Скопинский аэроклуб подарил ей не только новую профессию, но и встречу с будущим мужем, Василием Лазаревым. Молодые люди полюбили друг друга и поженились. После рождения дочери Верочки супруги переехали в Калинин, поближе к матери Тамары. Василий поступил в Батайское летное училище. Тамара, окончив в 1940 г. специальные курсы при Калининском аэроклубе, стала работать здесь летчиком-инструктором. Жизнь обещала быть прекрасной…

Но грянула война. Тамара, закончив курсы медицинских сестер, работала в одной из авиационных частей. Василий прямо с курсантской скамьи уехал на фронт, сражался в небе Ленинграда. В одном из воздушных боев он был сбит и в тяжелом состоянии отправлен в Пермь, в тыловой госпиталь. Туда же, по просьбе врачей, срочно выехала и Тамара. Она самоотверженно ухаживала за раненым, делала все возможное, чтобы помочь дорогому ей человеку, однако спасти Василия не удалось. У могилы мужа Тамара поклялась отомстить врагу и занять его место в военно-воздушном строю.

В авиацию Тамару не взяли. В военкомате ей сказали: «На летчиков разнарядки пока нет. Ждите». Но просто сидеть и ждать Тамара не могла, и раз за разом обивала порог военкомата. Наконец, в марте 1943 года ее зачислили в роту связи на Волховском фронте, водителем грузовой машины. Подразделение состояло из девушек и, хотя и числилось ротой связи, занималось доставкой снарядов к линии фронта под Новгородом. Многие сотни километров исколесила Тамара на видавшей виды полуторке, постоянно рискуя жизнью под артиллерийскими обстрелами и налетами вражеской авиации. А в минуты передышки поглядывала на небо. И завидовала брату Владимиру, закончившему Оренбургское училище и воевавшему на боевом самолете под Сталинградом. Возвращаясь из очередного рейса, Тамара писала рапорты о переводе ее в авиацию. И в конце концов добилась своего – ее направили в 386-й полк легких ночных бомбардировщиков, базировавшийся на новгородской земле. Летный состав полка целиком состоял из мужчин, которые поначалу встретили Тамару с прохладцей: самолетов не хватает, а тут прислали нового летчика, да еще и женщину. Но вскоре недоверие к ее летному мастерству сменилось уважением: она в совершенстве владела маленьким У-2, знакомым ей до винтика со времен скопинского и калининского аэроклубов. Немцы презрительно называли У-2 «Рус фанер», но К. Симонов в одноименной корреспонденции так писал о действиях ночных бомбардировщиков: «В любую погоду они летают 5-6 раз в ночь, они летают всюду, куда им прикажут... Каждую ночь один маленький «рус фанер» сбрасывает полторы тонны бомб. Иногда он не отстает в этом от тяжелого бомбардировщика, а иногда даже обгоняет его».

На аэродром возвращались далеко не все. И командир легкобомбардировочного полка Яковлев пожалел Тамару – не захотел больше посылать ее под огонь и перевел в эскадрилью связи, развозить секретную почту. С первых же заданий Константинова зарекомендовала себя очень хорошим летчиком. Она легко ориентировалась в любых условиях, ей доверяли доставлять штабные донесения, приказы, перевозить офицеров связи. Полеты происходили вблизи линии фронта, и за почтовыми самолетами охотились вражеские истребители. К тому же, если раньше Тамара летала только ночью, бывшей ей ее надежным союзником, то теперь ясный солнечный день превратился в недруга. Дважды она прилетала на изрешеченном самолете. Но главное – ей не по душе были полеты, когда надо скрываться, маскироваться и уходить от противника. Она мечтала о боевой машине, о грозном оружии мести и обратилась к командованию с просьбой о переводе в подразделение штурмовиков. Ей пытались возражать:
– Женщины на штурмовиках не летают, машина тяжелая.
– Но я же сильная, спортсменка, – убеждала Тамара. – И хочу мстить фашистам!
И командование не устояло …

За месяц освоив в 15-м отдельном учебно-тренировочном авиаполку штурмовик Ил-2, Тамара Константинова в июле 1944-го начала воевать на Ленинградском фронте. В 566-м штурмовом авиаполку 277-й авиадивизии, базировавшейся под Кингисеппом, ей вручили новенький Ил-2 с бортовым номером 10. И если на первых порах многие летчики поглядывали на новенькую свысока (виданное ли дело – женщина на штурмовике?!), то насмешки скоро прекратились. Тамара не хуже мужчин владела машиной, в воздухе держалась отважно, проявляла смекалку, готовность и умение помочь. А когда стало известно, что на фронт эта молчаливая, сероглазая женщина пришла мстить за гибель мужа, отношение к ней стало уважительным. Стрелком-радистом в экипаж Константиновой попросилась молоденькая девушка-моторист Шура Мукосеева. Тамара была довольна помощницей. Брату на фронт она писала: «Как это хорошо, когда у тебя за спиной верный, надежный товарищ. Я говорю о своем воздушном стрелке Шуре Мукосеевой. Девчонка, а сколько в ней смелости, твердости. Настоящий кремень. А сколько боевого умения! Идя в атаку, я никогда не смотрю назад. Уверена, туда смотрит Шура. И все видит. Еще не было случая, чтобы вражеский истребитель атаковал нас внезапно. Двух она уже сбила. Короче, я за ней как за каменной стеной». Экипаж Константиновой - Мукосеевой быстро стал одним из лучших в полку. Тамара летала на штурм вражеских позиций, на разведку переднего края обороны противника. Случалось всякое. В одном из вылетов ее самолет был подбит, пришлось идти на вынужденную посадку. Чудом дотянула до своей территории. Мужчины, как могли, старались оберегать Тамару в бою. Однажды, при атаке вражеских истребителей, ведущий группы «Илов» капитан Афанасий Мачнев загородил ее своей машиной, и вся порция свинца досталась ему…

Весь Ленинградский фронт знал, что в штурмовом авиационном полку служит женщина-штурмовик, а при ней... 5-летняя дочка! Так уж получилось: тяжелобольной Тамариной маме трудно было управляться с внучкой в полуголодном Калинине, вот и осталась маленькая Верочка с матерью на аэродроме. С ней нянчились все, кто был свободен: летчики, воздушные стрелки, механики, девушки из батальона аэродромного обслуживания. Улетая на боевое задание, Тамара знала, что для дочки нет ничего надежнее, теплее и ласковее рук ее фронтовых товарищей.

Фронт продвигался к границе – после боев за Нарву, Псков и освобождения Эстонии целью 277-й штурмовой дивизии была Восточная Пруссия. Бои стали еще ожесточеннее, и маленькую дочку Тамаре все же пришлось отправить в Калинин к бабушке. В декабре 1944-го лейтенанта Константинову – опытного летчика, кавалера боевых орденов Красной Звезды и Красного Знамени, перевели командиром звена в соседний 999-й полк той же дивизии. Мастерством бомбовых и штурмовых ударов по вражеским позициям, а не только дочкой прославилась Константинова. Об этом свидетельствуют записи в ее летной книжке: «Штурмовой удар по зенитным и артиллерийским батареям противника», «Штурмовой удар по траншеям в районах Раушен, Шигиштиммен, Хабихтау, Бракупенен», «Удар по эшелону противника на железнодорожном перегоне», «Удар по танкам противника», «Разведка...». Командир полка Павел Зеленцов, характеризуя летчицу, отмечал ее отличные полеты, точность бомбометания, умение четко держаться строя, а более всего – ее надежность в бою.

За особое умение расчетливо руководить боем Тамара Константинова вскоре была назначена заместителем командира эскадрильи, а затем и ее штурманом. Поддерживая наступающие войска Ленинградского, а затем 3-го Прибалтийского фронтов, ее эскадрилья уничтожила большое количество техники врага, обеспечив продвижение наших танков и пехоты. «Военно-исторический журнал» в 1945-м году писал: «В Восточной Пруссии Тамара Федоровна за 3 месяца сделала более 40 боевых вылетов. Меткими штурмовыми ударами она уничтожила и повредила 25 орудий и минометов противника, 18 зенитных орудий и другую боевую технику. 16 января 1945 года Константинова, сопровождая наземные войска, обнаружила и уничтожила хорошо замаскированную батарею, обеспечив тем самым продвижение нашей части. В другом бою летчица, преодолев зенитный огонь, прорвалась к Кенигсбергу и нанесла бомбовый удар по военным объектам. В районе Цинтен она за один вылет 12 раз штурмовала огневые позиции врага и уничтожила 4 орудия» (нелишне будет сказать, что за героизм, проявленный летчицей Константиновой в боях за Кенигсберг, пос. Конрадсвальде Калининградской обл. в 1946 г. был переименован в Константиновку).

К концу войны Тамара Константинова совершила (за неполный год!) 69 успешных боевых вылетов. Когда товарищи восхищались ее боевым счетом, она неизменно отвечала, что сражается за двоих – за себя и своего погибшего мужа.

29 июня 1945 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, Тамаре Федоровне Константиновой было присвоено звание Героя Советского Союза.

Какое это было счастье, когда в один из послевоенных дней на пороге скромной квартиры учительницы-пенсионерки Зинаиды Михайловны Константиновой в Калинине появились ее дети, Тамара и Владимир – боевые летчики, живые, радостные, с Золотыми Звездами на гимнастерках! О них тогда много писали: это был единственный на всю страну случай, когда в одной семье брат и сестра стали летчиками и Героями Советского Союза.

После войны Тамара Федоровна с семьей – мужем Евгением Семеновичем, бывшим летчиком ее эскадрильи, и детьми – жила в Воронеже. Работала в гражданской авиации, возила пассажиров по области. Но после аварии, обернувшейся длительным лечением, дорога в небо оказалась для нее навсегда закрытой. Бывшая летчица поступила на завод, была бригадиром. После окончания областной партшколы работала заместителем заведующего Воронежским отделом социального обеспечения, заочно окончила Московский планово-экономический институт. Единственную в Воронежской области женщину-Героя знали все. С воспоминаниями о войне и своих боевых товарищах Тамара Федоровна была частым гостем в школах, учреждениях, на заводах и предприятиях.

В 1983 году на такую встречу ее пригласили в Новгород. Зал Дома культуры им. Попова был переполнен. Легендарную летчицу, начинавшую свой боевой путь на новгородской земле, встретили овациями. Она запомнилась новгородцам скромной и тактичной, избегавшей слов «подвиг», «героизм». О том, как она стала Героем Советского Союза, отвечала просто: «Это была такая работа. А я все привыкла делать хорошо»...

 

Литература к статье:

1. Долгов И.А. Летчики Константиновы // Долгов И.А. Золотые звезды калининцев. – М.: Московский рабочий, 1969. – С. 149-152.
2. Морозов А. Воспитанница комсомола // Героини: очерки о женщинах – Героях Советского Союза. – Вып. 1. – М., 1969. – С. 274-282.
3. Иноземцев И.Г. Под крылом – Ленинград. – М.: Воениздат, 1978. – Прил.: Герои Советского Союза ВВС Ленинградского фронта, 13-й воздушной армии и 2-го гвардейского истребительного авиационного корпуса.
4. Штучкин Н.Н. Над горящей землей. – М., 1980.
5. Кропотов А. Твердый характер // Новгородская правда. – 1983. – 5 окт.
6. Дриго С.В. За подвигом – подвиг. – Калининград: кн. изд-во, 1984. – С. 291-292.
7. Журавлев В. Единственная на планете. // Коммуна. – 1985. – 18 апр.
8. Герои Советского Союза: краткий биографический словарь. – Т. 1. – М.: Воениздат, 1987. – С. 719.
9. Воронежская энциклопедия: в 2 т. / гл. ред. М.Д. Карпачев. – Т. 1. – Воронеж: Центр духовного возрождения Черноземного края, 2008. – С. 392.
10. Ильина Л. Тамара Константинова – отважная летчица, Герой Советского Союза // Тверская жизнь. – 2011. – 26 сент.

Приложения к материалу