календарь подпроекты новости
Страны
Фильтр О ПРОЕКТЕ Участники СТАТИСТИКА

фон Фрикен Алексей Александрович

4 июля 1858 – 1924

дата публикации: 2017-07-11последнее обновление: 2017-07-11

Ученый агроном, инспектор сельского хозяйства на Сахалине (1888-1904). Его именем в 1945 году названы река и возвышенность в Холмском районе Сахалина

Один из первых профессиональных фотографов Сахалина

Автор работ по флоре Сахалина и обзоров состояния сельского хозяйства, использованных А.П. Чеховым в книге «Остров Сахалин». Сопровождал Чехова в его путешествии по острову (1890)

Новгородский дворянин. Родился в имении Велилы Демянского уезда Новгородской губ. (ныне Маревского р-на Новгородской обл.)

ВСЮДУ – ЖИЗНЬ… ДАЖЕ НА ОСТРОВЕ ОТВЕРЖЕННЫХ

-----------------------------------------------------------------------------------------------------

«В настоящее время сельское хозяйство Сахалина находится в хороших руках
ученого агронома Алексея Александровича фон Фрикена,
отличного знатока всех условий поселенного быта»
И.П. Миролюбов (Ювачев). «Восемь лет на Сахалине»


На карте современного Сахалина обращает на себя внимание река и небольшая гора (сопка) в Холмском районе, которые носят имя Фрикена. Для сахалинских краеведов агроном Алексей Александрович фон Фрикен, своими трудами способствовавший изучению и развитию этого далекого края – личность хорошо известная и уважаемая. Новгородцам тоже советуем познакомиться с сахалинской картой: здесь увековечено имя новгородского дворянина, уроженца нынешнего Маревского района. Далеко забирались наши земляки!

Сахалин уже с середины 19 в. являлся печально знаменитым местом каторги, куда ссылались самые опасные уголовные преступники. Это был остров-тюрьма, в прямом и переносном смысле «самое ненастное место в России», как отозвался о нем один из героев книги Чехова «Остров Сахалин».

Знаменитый писатель ступил на сахалинскую землю 11 июля 1890 года. Отправляясь через всю Сибирь в это длительное и опасное путешествие, Чехов признавался: «У меня такое чувство, как будто я собираюсь на войну…». Для доктора Чехова, уже знавшего у себя чахотку, это был поступок, сродни подвигу. Но Чехов-писатель понимал, что никогда не примирится со своей совестью, если не увидит своими глазами и не расскажет российскому читателю, что на самом деле представляет из себя сахалинская каторга, о которой в обществе ходили пугающие слухи и противоречивые домыслы.

Итогом его поездки на остров стала книга путевых очерков «Остров Сахалин», принадлежащая равно как русской науке, так и русской литературе. В ней – авторские размышления, сведения научного характера из географии, этнографии, истории колонизации края; художественные зарисовки природы и «хватающие за сердце подробности» вопиющего положения каторжного населения на Сахалине. Как отмечали в одной из рецензий того времени, «за множеством фактических и цифровых данных чувствуется опечаленное и негодующее сердце писателя». Все, кто впервые прочитал «Остров Сахалин», ощутили чувство стыда от открывшегося. Книга Чехова стала побудительным мотивом поездок на остров журналистов, писателей, ученых-исследователей и написанию книг о нем, вызывала сострадательное желание жить и работать среди осужденных.

Среди тех, кто помогал великому писателю в создании книги о сахалинской каторге, был ученый агроном Алексей Александрович фон Фрикен, служивший инспектором сельского хозяйства острова и бывший, по отзывам знавших его в то время, «единственным на Сахалине вполне компетентным лицом». Ровесники, писатель и агроном довольно тесно общались, и в записках Чехова мы найдем немало теплых отзывов о своем молодом сахалинском товарище. Материалы фон Фрикена Чехов обильно (более 20 раз) цитировал в своей книге о Сахалине. Еще во время пребывания на острове писатель познакомился с составленным фон Фрикеном «Отчетом о состоянии сельского хозяйства Сахалина», и, уезжая, просил выслать ему и другие работы ученого агронома. Один из таких отчетов с дарственной надписью «Антону Павловичу Чехову от фон Фрикена» хранится в Таганрогском музее Чехова.

Что известно нам сегодня об этом человеке, оставившем по себе добрую память на Сахалине и имя на карте острова?

Алексей Александрович фон Фрикен был выходцем из древнего немецкого рода, известного в Европе с IX века. В России фон Фрикены появились в XVIII веке, на военной службе. Среди его представителей было немало замечательных личностей с необыкновенными судьбами, оставивших заметный след в российской истории и культуре.

Алексей Александрович происходил из «новгородских фон Фрикенов», владевших имениями в Демянском уезде Новгородской губернии.

Его дед, генерал-лейтенант Федор Карлович фон Фрикен (1781-1849) – одна из заметных и примечательных фигур в истории Старой Руссы. Участник войны с Наполеоном в 1806-1807 гг., кавалер многих орденов и обладатель золотой шпаги «За храбрость», Федор Карлович был одним из организаторов военных поселений и сподвижником графа Аракчеева. При Николае I был назначен начальником округа пахотных солдат Новгородской, Витебской и Могилевской губерний со штабом в Старой Руссе. Благодаря Ф.К. фон Фрикену в Старой Руссе были организованы пароходство и водное сообщение через Ильмень, производилось осушение окрестных болот, появились набережные-бульвары, керосиновые фонари на главных улицах, были приведены в образцовое состояние городские дороги и проложена вымощенная дорога в Новгород. Похоронен генерал в Старой Руссе, у стен Спасо-Преображенского монастыря (в годы войны кладбище было полностью уничтожено).

Отец Алексея Александровича, Александр Федорович (1827-1891), был старшим сыном генерала и крестником Аракчеева. Окончил Пажеский корпус, служил в лейб-гвардии Гродненском гусарском полку. Через 10 лет в чине штабс-ротмистра вышел в отставку и долгое время жил за границей. В Италии был тесно связан с Партией действия 60-х годов, дружен с Гарибальди и Мадзини. Сочувствие революционному движению продолжилось на родине дружбой с Н.А. Добролюбовым, а итальянские впечатления вошли в книги А.Ф. фон Фрикена по римскому античному и итальянскому искусству. Александр Федорович жил в своем имении в Новгородской губернии, работал на выборных должностях в Новгородском губернском управлении: в 1858 г. стал членом Новгородского губернского комитета по крестьянскому делу (отстаивал освобождение крестьян и за эти труды был награжден серебряной медалью на Александровской ленте), в 1861 году – мировым посредником Демянского уезда Новгородской губернии, затем более 25 лет прослужил в Новгородском статистическом комитете, где был почетным членом.

Мать Алексея Александровича, Марфа Емельяновна, происходила из семьи демянского купца III гильдии Федорова и являлась одной из крупнейших землевладелиц в Демянском уезде.

Алексей был вторым ребенком в семье. Он родился 4 июля 1858 г. в усадьбе Велилы Демянского уезда Новгородской губернии, принадлежавшей отцу (ныне это Маревский район Новгородской области). Проведенное в Велилах детство способствовало стремлению Алексея стать агрономом: любовь к природе, уважение к крестьянскому труду были воспитаны в нем с самых ранних лет. К тому же, перед глазами был пример деда, Федора Карловича, который, помимо военных заслуг и заслуг в организации военных поселений, приобрел славу одного из лучших специалистов сельского хозяйства своего времени. О нем писали: «Опыт и познания этого сановника были так велики, что никакая отрасль сельского хозяйства не ускользала от его проницательного взгляда». При нем «дебри и болота обращены в роскошные поля и цветущие луга, и с этих пор старорусские сено, овес и лен сделались преобладающими на петербургском рынке. Особенно внимание покойного генерала было обращено на скотоводство и удобрение полей, и с его легкой руки крестьяне усвоили себе обычай удобрять глинистые поля песком и заготовлять хвою для подстилки скоту» (Н. Маевский, историк).

Не чужд науке земледелия был и отец, Александр Федорович. Так что неудивительно, что внук и сын новгородских фон Фрикенов изъявил желание стать ученым агрономом и, окончив гимназию, поступил на сельскохозяйственное отделение Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства.

После окончания института Алексей Александрович, вероятно, занимался сельским хозяйством в родовом поместье или в другом частном хозяйстве (сведений об этом периоде не сохранилось). Его послужной список начинается датой 23 мая 1888 года – именно тогда молодой агроном фон Фрикен был назначен исправлять должность инспектора сельского хозяйства на о. Сахалине. Он был пятым в истории острова инспектором сельского хозяйства и пробыл в этой должности 17 лет.

В обязанности инспектора входило развитие сельского хозяйства на острове: под его руководством ссыльные должны были обеспечивать население Сахалина продуктами питания. Задачу эту тормозили отсталая агротехника и недостаточная изученность природы Сахалина. И трудолюбивейший инспектор сельского хозяйства Алексей фон-Фрикен начал систематическое изучение природы острова: он «излазил его горы и долины», собирал гербарии сахалинских диких растений, наблюдал за местными сортами культурных растений, занимался вопросами повышения их урожайности. На основе своих исследований составлял рекомендации по ведению сельского хозяйства на острове. Уже через два года, в 1890 г., появляется его первая работа – «Отчет о состоянии сельского хозяйства на острове Сахалине в 1889 году». Начальник острова генерал В.О. Кононович в своей резолюции на отчете написал, что теперь «наконец, есть документ, может быть, далеко еще несовершенный, но основанный, по крайней мере, на данных наблюдений, сгруппированных специалистом и освещенных без желания кому-либо нравиться...».

Помимо обязанностей инспектора сельского хозяйства, Алексей Александрович в течение трех лет (1889-1892) заведовал метеостанциями. Здесь судьба свела его с политическим ссыльным Иваном Павловичем Ювачевым, смотрителем метеостанции в с. Рыковском. Ювачев (мичман, народоволец, отец будущего писателя Даниила Хармса), отбыв ссылку, выпустил в 1901 г. в Петербурге книгу «Восемь лет на Сахалине» (под псевдонимом И. П. Миролюбов). В ней помещен портрет агронома, теплый отзыв о нем и его работе: «В настоящее время сельское хозяйство Сахалина находится в хороших руках ученого агронома Алексея Александровича фон-Фрикена, отличного знатока всех условий поселенного быта… Я видел усиленные попытки со стороны агронома фон-Фрикена сделать улучшение здешнего хозяйства, но... один в поле не воин. Сколько хлопот ему было с одною только выпискою семян!».

И все же в вопросах перспектив развития островного сельского хозяйства Алексей Александрович был деятельным оптимистом. Примером для него были труды и личность его предшественника – агронома Михаила Мицуля, мечтавшего превратить Сахалин в плодородный край (к сожалению, рано умершего и похороненного на острове). Своим оптимизмом Алексей фон Фрикен поколебал даже скептицизм Чехова, уверенного, что неблагоприятный климат и подневольный труд никогда не превратят каторжный Сахалин в «остров-сад». Кстати, о «подневольном труде» – агроном фон Фрикен обладал завидным умением ладить со своими ссыльно-каторжными «специалистами сельского хозяйства», умудрился в течение многих лет успешно работать в условиях повседневного риска в уголовном окружении и суметь вдохновить этот контингент на претворение в жизнь «продовольственной программы» острова.

Многие известные ученые и исследователи, побывавшие на Сахалине, были хорошо знакомы с Алексеем Александровичем, высоко ценили его как «знатока Сахалина» и оставили о нем воспоминания. Среди них – ученый-этнограф Б.О. Пилсудский, находившийся в ссылке на Сахалине, профессор Хабаровского университета Андрей Николаевич Краснов, видный ботаник и географ, основатель Батумского ботанического сада (и брат известного «белого» генерала). Краснов, подобно Чехову, совершил путешествие по Сахалину, описав его в книгах «На острове изгнания» и «По островам далекого Востока». При подготовке книг ученый пользовался сведениями, полученными от А.А. фон Фрикена, и часто упоминает его в ходе повествования. Профессиональными знаниями инспектора сельского хозяйства воспользовался и известный криминалист Д.А. Дриль, прибывший на остров для выбора мест штрафной колонии. В своих записках «Ссылка и каторга в России» он указывал, что «выяснить этот вопрос только лично предпринятыми мною объездами и осмотрами я, конечно, не мог, а потому обратился за его разрешением к наиболее компетентному в данном случае лицу – инспектору сельского хозяйства. Г-н фон-Фрикен уже давно служит на Сахалине; он изъездил и исходил остров во всех направлениях и потому сравнительно хорошо знает его». Алексей Александрович настоятельно рекомендовал выбирать места для поселений специальными поисковыми партиями, а не произвольно, что было обычной практикой.

Наряду с повседневной, весьма напряженной агрономической деятельностью, Алексей фон Фрикен время от времени публиковал свои литературные труды о Сахалине. Так, в 1895 г. в журнале «Тюремный вестник» появляется его «Записка инспектора сельского хозяйства на Сахалине», а в «Земледельческой газете» – статья «Сахалинская гречиха», которая затем (с небольшими поправками) была перепечатана в «Сахалинском календаре на 1896 год» («Сахалинские календари» – ежегодные информационно-справочные издания, положившие начало книгопечатанию на Сахалине). В 1897 г. «Сахалинский календарь» опубликовал две статьи Фрикена: «Леса острова Сахалина» и «Гречиха Вейриха», а в «Сахалинском календаре на 1899 г.» – составленный по отчетам фон-Фрикена обзор «Состояние сельского хозяйства на острове Сахалине в 1897 г.».

Культурный и образованный, Алексей Александрович фон Фрикен стал одним из первых профессиональных фотографов Сахалина, открыл в Александровске свою фотографию. Сахалинские историки и краеведы в ноги кланяются нашему земляку за возможность заглянуть в прошлое Сахалина и увидеть остров таким, каким он был 100 назад. Эти фотографии экспонируются в Сахалинском областном краеведческом музее, музеях Чехова в Москве, Ялте и Таганроге. Среди самых известных работ А. фон Фрикена – фотографии Чехова на пикнике в честь японского консула Г. Кудзе-сана 7-9 октября 1890 г. (Корсаковский пост Кузе, Южный Сахалин). В тот день японские и русские чиновники получали ордена Анны и Станислава третьей степени.

Участие в благотворительности Алексей Александрович считал святым долгом. В 1898 г. он пожертвовал 100 рублей в кассу «Общества пособия бедным на Сахалине» (самый большой взнос среди 90 членов общества) и был избран членом правления общества. Был одним из организаторов создания на острове краеведческого музея, о чем свидетельствует «Сахалинский календарь на 1897 г.»: инспектор сельского хозяйства А.А. фон Фрикен значится в списке лиц, «способствовавших своим участием по сбору, составлению и размещению коллекций музея или принесших в дар различные предметы» (к сожалению, музей сгорел в 1905 г. – война!).

В 1897 г. Алексей Александрович принял самое деятельное участие в проведении Всероссийской переписи населения, за что был награжден медалью. Его заслуги на служебном поприще были отмечены серебряной медалью в память императора Александра III, орденом Св. Станислава 3-й степени и чином сначала титулярного советника, а в мае 1902 г. – коллежского асессора. 15 октября 1902 г. приказом по Министерству юстиции А. фон-Фрикен был назначен на 3 года Почетным мировым судьей округа Владивостокского окружного суда.

Алексей Александрович прожил на Сахалине 17 лет, хотя имел право на пенсию уже через 10 лет службы. Многие так и делали: отбывали свой чиновничий срок, как ссылку, и на каторжном острове долго не задерживались. Агроном же фон Фрикен, с его дворянской честью служения Отечеству на любом поприще, немецкой верностью убеждениям и порядку, вкусом к жизни, обосновался здесь прочно. Он жил полной, достойной жизнью: у него была семья, любимое дело, приносившее плоды в прямом смысле этого слова, репутация известного специалиста, которого высоко ценили, интересный и культурный досуг – фотография, литература. Покинуть остров Алексея фон Фрикена вынудила только начавшаяся в 1904 г. русско-японская война и последовавшая за ней японская оккупация Южного Сахалина.

Получив пенсию, Алексей Александрович уехал с семьей в свое новгородское имение Нокшино, где ему, вместе с братьями, принадлежало 888 десятин земли. Здесь он и прожил последние 19 лет, пользуясь заслуженным уважением окрестных жителей самых разных сословий. Активно участвовал в общественной жизни: в 1907 году его избрали гласным уездного Земского собрания Демянского уезда, а через три года – почетным мировым судьей (вместе с братьями Федором и Аркадием). Крестьяне вспоминали, что барин фон Фрикен был строгий, но справедливый. Уважал честных, хороших работников, помогал им; не терпел лентяев и вороватых. Маленькие фон Фрикены запросто играли вместе с крестьянскими детьми. А сельским молодоженам нередко подарком от помещика были корова или поросенок – «на обзаведение».

Вероятно поэтому, когда в революционном 1917-м громили и жгли помещичьи усадьбы, местные крестьяне усадьбу фон Фрикена не тронули и не дали его в обиду. Более того, спасая своего барина от угрозы выселения, крестьяне прятали его от властей в деревне Благодать.

Алексей Александрович фон Фрикен умер в 1924 году. Его сын и старшая дочь обосновались в Ленинграде, младшая после замужества жила в Мурманске. Внук, Анатолий Витальевич, в 50-е годы работал в Сибири слесарем-турбинистом и даже написал книжку «Мой опыт рационализаторской работы».

Остается добавить, что биография ученого-агронома и потомственного дворянина Алексея Александровича фон Фрикена во многом воссоздана Вадимом Николаевичем Рыхляковым – членом совета Русского генеалогического общества, прямым потомком рода фон Фрикенов и автором генеалогического исследования своего рода. В 2012 г. в одном из петербургских издательств вышла его книга «Род фон Фрикенов в России» – объемный труд о немецком роде, трудившемся на благо России и давшем громадное число талантливых людей.

-----------------------------

История Алексея Александровича фон Фрикена странным образом воскрешает в памяти известную картину художника Ярошенко «Всюду жизнь». Помните: вокзальный перрон, вагонное окно с тюремной решеткой, в нем – лица осужденных на каторгу, среди которых печальная молодая женщина с беспечным малышом, бросающим сквозь решетку хлебные крохи голубям… Так и чудится: вот-вот раздастся паровозный гудок, лязгнут колеса и вагон тронется, увозя мать и дитя в страшащую своей неизвестностью ссылку-каторгу, а оставшиеся на перроне вольные голуби будут доклевывать хлеб, брошенный детской рукой... Как важно было знать и надеяться всем отправляющимся на каторгу, что даже в самых мрачных и нелюдимых местах они встретят человеческое участие, честных и порядочных людей, подобных нашему герою, которые своим трудом и жизненным примером постараются поддержать, ободрить отверженных и в меру сил облегчить их горькую участь. Потому что жизнь – она всюду…

 

Литература к статье:

1. Чехов А.П. Остров Сахалин: из путевых заметок // Чехов А.П. Собрание сочинений в 12-ти т. – Т. 11. – М.: Правда, 1985. – С. 39-360.
2. Рыхляков В.Н. Алексей Александрович фон-Фрикен // Краеведческий бюллетень / О-во изучения Сахалина и Курильских островов, Сахалинское отд-е Всероссийского фонда культуры, Сахалинский областной краеведческий музей. – Вып. 4. – Южно-Сахалинск, 1991. – С. 3-14.
3. Марево – земля Рюриковичей / составитель А.А. Хийр. – Великий Новгород, 2000. – С. 77, 99.
4. Токарский В. Каторга сахалинская // Словесница искусств: региональный культурно- просветительский журнал. – 2006. – № 1.
5. Рыхляков В.Н. Род фон Фрикенов в России. – СПб: Лебедушка, 2012. – 512 с.
6. Клапатнюк М. Четыре поколения по прямой // Новгородские ведомости. – 2012. – 30 нояб.

Приложения к материалу